fbpx
26.10.2018 Зеленина Анастасия

Гомеопатия. Интервью с Юлией Ждановой часть 1.

К нашей команде не так давно присоединилась прекрасная Юлия Жданова — гомеопат, детокс-терапевт, психолог. Мы задали интересные вопросы Юлии, чтобы приоткрыть для вас некоторые тайны мира гомеопатии.

Принципы работы гомеопатии? Как происходит восстановление здоровья при помощи гомеопатии?

Гомеопатия — Зазеркалье современной медицины. Основана на принципах, противоположных привычным: болезнь можно излечить только подобной болезнью, не существует такого малого количества вещества, которое не будет оказывать на нас влияния (потенцирование), подбор потенцированного препарата на основе испытания на здоровых людях. В результате мы получили систему, в которой наоборот все — сопли и другие выделения считаются хорошим знаком, кожные проявления уважаются как признание здоровья организма, температура «холится и лелеется» всю жизнь. В ней страшные сны важнее бронхитов, а бабушкина подагра важнее сегодняшнего насморка.

Если говорить серьёзно, гений Ганемана (основателя метода) был в том, чтобы идти до пределов здравого смысла, руководствуясь только результатами. И в итоге он оставил метод, который, как мы бы сказали сегодня, влияет на эпигенетику — позволяет нейтрализовывать разрушительные тенденции, активировать жизненную силу в человеке. Ее правильная работа характеризуется основными направлениями движения симптомов: изнутри наружу, от более важных органов к менее важных, сверху вниз и также путешествие во времени — исчезновение симптомов в том же порядке, как они появились. Эти наблюдения известны как закон Геринга и соответствуют правильной физиологичной работе организма как на уровне клетки, систем органов, так и на уровне организма в целом.

Вопрос о восстановлении в процессе лечения провокационный — я рискую злоупотребить вниманием читателя. Повторю только, что это Зазеркалье, и в рамках гомеопатии можно найти аналог практически любой терапии, но средствами гомеопатии. Активизировать жизненную силу возможно как через психику человека, с последствиями травм и стресса, так и через отдельные органы, восстанавливая их функцию, наследственность и последствия интоксикаций также значительно меняют картину. В очень грубом приближении, мы работаем в трёх направлениях — усиление жизненной силы, минимизация негативной наследственности и ликвидации токсических нагрузок, мешающих движению жизненной силы. Задача терапии всегда — помочь включиться силам самовосстановления организма.

Как вы пришли к гомеопатии? Почему захотели стать гомеопатом? Расскажите про ваш путь.

Мое первое образование — психология, специализация — семейные системы. Поработать в этой области профессионально мне не удалось, я теоретик. Появились старшие дети, благодаря им и состоялось знакомство с гомеопатией: как у большинства гомеопатов, оно началось с лечения. У моего сына была большая речевая задержка, РАС. Мы много чего с ним делали, и круг знакомых в реабилитации был широк. И вот тогда одна авторитетная для меня мама произнесла с интонациями Фаины Раневской: ’Человеку для жизни нужны всего два врача — остеопат и гомеопат, остальное от лукавого!’ Натуропатов в то время на просторах нашей родины не было)). Я на тот момент понятия не имела ни о первом, ни втором, но вот куда отправили, туда и пошла. Действительно, уже через год проблемы со здоровьем решались с помощью остеопата и гомеопата исключительно.

Мне повезло (если везение не есть результат цепи закономерностей) с нашим первым гомеопатом: в прошлом он был психиатром, его подход был глубоко психологичен. Моя первая гомеопатическая книга была ‘Психика (душа) и вещество (материя)’ и на тот момент я утонула в ‘психике’ — гомеопатия открывала свойства психики совершенно с новых сторон, выстраивала новые параллели и связи, играла на всех моих любимых струнах души: Юнг, архетипы, подсознание. Тем забавнее мне сейчас осознавать, что в итоге я оказалась на другом полюсе гомеопатического метода — сугубо материалистическом.

Между этими полюсами было несколько лет на классической гомеопатии, методе ощущений, смена гомеопата и подхода. Независимо от идеологических метаний, уровень здоровья семьи изменился кардинально: мы смогли удержать старшую дочь на краю астмы, уйти от использования вентолина и хронических бронхитов, сын радовал успехами, я смогла справиться с травмой родителя особого ребёнка и решиться на третьего, а вскоре и четвёртого ребёнка. Младшие дети, запланированные и взрощенные на гомеопатии без единой прививки или антибиотика разительно отличаются не только уровнем здоровья, но и характером. Так что значение гомеопатии в моей жизни переоценить трудно.

Когда мы осели по семейным обстоятельствам в Англии, и дети немного подросли, я пошла учится на гомеопата в гомеопатический колледж, The Centre of Homeopathic Education. Это последний гомеопатический колледж в Англии, дающий степень бакалавра: привычка к академичности — это, наверное, наше национальное. Отдельных слов заслуживает английская система обучения: то, что сначала выглядело как время в приятной компании, очень скоро обернулось днями напролёт в библиотеке и ночами на PubMed, в поисках исследований, мета анализов, проверок цитат. Последние два года были очень сложными по объёму всего, что было нужно сдать, чтобы получить степень бакалавра. Выпускные кейсы, которыми, в основном, занят был завершающий год, научили: нет единого метода для всех пациентов, каждому нужен свой подход. Хотя классика и неоклассика даёт больше всего материала для цитирования, каждое новое направление основывается на случаях, которые не реагировали на классический подход и требовали другого взгляда.

Так же английская школа воспитала внимание к медикаментозным отягощенностям и уважению к натуропатическому подходу, на сегодняшний день наиболее динамичному из альтернативных. Именно из интереса к натуропатии сложился мой собственный стиль: просматривая натуропатические протоколы, программы, на подобии работ о Хашимото Изабеллы Венц, моей любимицы, невольно отмечаешь для себя — здесь мы можем пойти глубже, тут у нас результат устойчивее. Пристальное внимание натуропатов к токсичности медикаментов и ее последствиям, идущие девятым валом исследования о связи антибиотиков и аллергий, контрацептивов и аутоиммунных нарушений, вакцинации и аутизма, привели меня к HDT — гомеопатической детокс терапии, позволяющей мне использовать в работе принципы двух терапий, оставаясь при этом и классическим гомеопатом, когда позволяют обстоятельства.

Многие опасаются применять гомеопатию, поскольку напуганы возможным терапевтическим обострением. Поделитесь вашими соображениями на этот счет.

Могу предположить, что в большей степени это касается пациентов с кожными проблемами. Дело в том, что кожа — это орган выведения, такой же как печень, например. И очень часто проблемы с кожей начинаются тогда, когда печень со своей работой не справляется. Поэтому зачастую для таких пациентов классический подход бывает пугающим: те законы, по которым работает гомеопатия (изнутри наружу, от более важных органов к менее важным) работают против симптома. То есть мы видим ухудшение кожных симптомов, усиление зуда. И в противовес еженощным мучениям лишь уверения чужого человека, что так надо, что это хорошо. Ситуация шизофреническая, конечно.

Для гомеопатов лечение экземы — так же ночной кошмар. Работа с жизненной силой тут больше похожа на работу минера — лишний повтор или чуть сильнее потенция, и жизненная сила взрывается обострением. Поэтому в таких случаях мы становимся немного натуропатами: начинаем с кишечника (влияние микрофлоры на кожу и психику в гомеопатии известно и используется уже более ста лет), активизируем системы выведения, работаем с отдельными органами, устраняем последствия антибиотиков (даже если их принимала мама во время беременности, точнее — особенно если мама их принимала; последние исследования доказывают прямую связь между приемом антибиотиков в беременность и послеродовой период и аллергиями ребёнка, проницаемостью кишечника).

И только дав организму возможности для нормальной работы (а самоочищение — это нормальное состояние организма) мы возвращаемся к более привычным подходам классической гомеопатии. Всегда ли помогают наши ухищрения? Нет, не всегда. Но мы очень стараемся. И делаем это ещё и из понимания, что альтернатив гомеопатии по глубине действия и устойчивости эффекта практически нет, и мы стараемся сделать этот необходимый путь комфортным для пациента.

Как много времени нужно на восстановление?

Это очень индивидуальная характеристика. Чтобы справиться с простудой или кашлем достаточно иногда и дня, хронические же состояния исчезают так же, как и появляются — постепенно. Обычно гомеопатия — это история длинною в жизнь, сначала для лечения хронического заболевания, потом — острых время от времени, потом — способ причинять добро окружающим, попавшим под руку.

Перейти на страницу автора